ЛичностиЛермонтовПушкинДельвигФетБатюшковБлокЧеховГончаровТургенев
Разделы сайта:

Предметы:

Постановки народного театра



назад к списку произведений

ЛОДКА

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦ А

А т а м а н, грозного вида, в красной рубашке, черной под¬девке, черной шляпе, с ружьем и саблей, с пистолетами за поясом; поддевка и шляпа богато украшены золотой бумагой.

Е с а у л, одет почти так же, как и Атаман; украшения из серебряной бумаги.

Р а з б о й н и к и, одеты в красные рубахи, на головах ме¬ховые шапки с значками из разноцветной бу¬маги, за поясом различное оружие.

Н е и з в е с т н ы й (он же Безобразов), одет в солдатский мундир, с ружьем в руках и кинжалом за по¬ясом.

Б о г а т ы й п о м е щ и к, пожилой, иногда седой, в туф¬лях, пиджаке или халате, на голове котелок, в руках трубка с длинным чубуком.

Действие происходит на широком раздолье матушки-Волги, на косной лодке; последняя сцена на берегу, в доме Богатого помещика. Ни декораций, ни кулис, ни суфлера, ни вообще каких-либо сценических приспособлений не полагается. Все действующие в представлении входят в определенную заранее избу с пением какой-либо песни. Чаще всего исполняется сле¬дующая:

Ты дозволь, дозволь, хозяин,

В нову горенку войти!

Припев.

Ой, калина! Ой, малина!

Черная смородина,

Черная смородина.

В нову горенку войти.

Вдоль по горенке пройти,

Вдоль по горенке пройти,

Слово вымолвити.

У тебя в дому, хозяин,

Нет ли лишнего бревна?

Если лишнее бревно,

Давай вырубим его!

По окончании песни выступает вперед Эсаул и, обращаясь к хозяину, говорит: «Не угодно ли вам, хозяин, представленье посмотреть?» Хозяин обыкновенно отвечает: «Милости про¬сим!», «Добро пожаловать!» или что-нибудь в этом роде. Все участники представления выходят на середину избы и образу¬ют круг, в середине которого становятся друг против друга Атаман и Эсаул.

СЦЕНА 1

А т а м ан (топает ногою и кричит грозно). Эсаул!

Э с а у л (точно так же топает ногою и кричит в ответ). Атаман!

А т а м а н. Подходи ко мне скорей,

Говори со мной смелей!

Не подойдешь скоро,

Не выговоришь смело —

Велю тебе вкатить сто.

Пропадет твоя эсаульская служба

ни за что!

Э с а у л. Вот я перед тобой,

Как лист перед травой!

Что прикажешь. Атаман?

А т а м а н. Что-то скучно... Спойте мне любимую мою песню.

Э с а у л. Слушаю, Атаман! (Запевает песню, хор подхватывает. Начало каждой строки запевает Эса¬ул.)

Ах, вы, горы мои, горы, горы Воробьевские!

Ничего-то вы, ах, да горы, не спородили.

Спородили вы только, горы, бел горюч камень.

Из-под камешка бежит быстра реченька...

Атаман во время пения песни в глубокой задумчивости ходит взад и вперед со скрещенными на груди руками. По окончании песни останавливается, топает ногою и кричит.

А т а м а н. Эсаул!

Подходи ко мне скорей,

Говори со мной смелей!

Не подойдешь скоро,

Не выговоришь смело —

Велю тебе вкатить сто.

Пропадет твоя есаульская служба

ни за что!

Э с а у л. Что прикажешь, могучий Атаман?

А т а м а н. Будет нам здесь болтаться,

Поедем вниз по матушке по Волге разгуляться.

Мигоментально сострой мне косную лодку!

Э с а у л. Готова, Атаман,

Гребцы по местам,

Весла по бортам!

Все в полной исправности.

В это время все разбойники садятся на пол, образуя между собою пустое пространство (лодка), в котором расхаживают Ата¬ман и Эсаул.

А т а м а н (обращаясь к Эсаулу). Молодец! Скоро потрафил! (Обращаясь к гребцам.) Молись, ребята, Богу! Отваливай.

Гребцы снимают шапки и крестятся; затем начинают раскачи-ваться взад и вперед, хлопая рукою об руку (изображается гребля и плеск весел).

Эсаул! Спой любимую мою песню!

Эсаул вместе со всеми разбойниками поют.

Вниз по матушке по Волге...

(Перебивая песню.) Эсаул!

Подходи ко мне скорей,

Говори со мной смелей!

Не подойдешь скоро,

Не выговоришь смело —

Велю тебе вкатить сто.

Пропадет твоя эсаульская служба

ни за что!

Э с а у л. Что прикажешь, могучий Атаман?

А т а м а н. Возьми подозрительную трубку,

Поди на атаманскую рубку,

Смотри во все стороны:

Нет ли где пеньев, кореньев, мелких мест?

Чтобы нашей лодке на мель не сесть!

Эсаул берет картонную трубку и осматривает кругом.

(Кричит.) Зри верней, сказывай скорей!

Э с а у л. Смотрю, гляжу и вижу!

А т а м а н. Сказывай, что видишь?

Э с а у л. Вижу: на воде колода!

А т а м а н (как бы не расслышав).

Какой там черт-воевода!

Будь их там сто или двести —

Всех их положим вместе!

Я их знаю и не боюсь,

А если разгорюсь,

Еще ближе к ним подберусь.

Эсаул-молодец!

Возьми мою подозрительную трубку,

Поди на атаманскую рубку,

Посмотри на все четыре стороны,

Нет ли где пеньев, кореньев, мелких мест,

Чтобы нашей лодке на мель не сесть!

Гляди верней,

Сказывай скорей!

Эсаул снова начинает оглядывать окрестности. В это время из¬дали слышно пение песни.

Среди лесов дремучих

Разбойнички идут…

(Сердито топает и кричит.)

Кто это в моих заповедных лесах гуляет

И так громко песни распевает?

Взять и привести сюда немедленно!

Э с а у л (выскакивает из лодки, но сейчас же воз¬вращается).

Дерзкий пришлец в ваших заповедных лесах гуляет

И дерзкие песни распевает,

А взять его нельзя,

Грозится убить из ружья!

А т а м а н. Ты не Эсаул, а баба,

У тебя кишки слабы!

Сколько хошь казаков возьми,

А дерзкого пришельца приведи!

Эсаул берет несколько человек и вместе с ними выскакивает из лодки.

СЦЕНА 2

Э с а у л с р а з б о й н и к а м и возвращаются и приводят с со¬бою связанного Н е з н а к о м ц а.

А т а м а н (грозно). Кто ты есть таков?

Н е з н а к о м е ц. Фельдфебель Иван Пятаков!

А т а м а н. Как ты смеешь в моих заповедных

лесах гулять

И дерзкие песни распевать?

Н е з н а к о м е ц.

Я знать никого не знаю;

Где хочу, там и гуляю

И дерзкие песни распеваю!

А т а м а н. Расскажи нам, чьего ты роду-племени?

Н е з н а к о м е ц .

Роду-племени своего я не знаю,

А по воле недавно гуляю...

Нас было двое — брат и я,

Вскормила, вспоила чужая семья.

Житье было не сладость,

И взяла нас зависть;

Наскучила горькая доля,

Захотелось погулять по воле.

Взяли мы с братом вострый нож

И пустились на промысел опасный,

Взойдет ли месяц, среди небес,

Мы из подполья — в темный лес,

Притаимся и сидим

И на дорогу все глядим:

Кто ни идет по дороге —

Жид богатый

Или барин брюхатый,—

Всех бьем,

Все себе берем!

А не то в полночь глухую

Заложим тройку удалую,

К харчевне подъезжаем,

Все даром пьем и подъедаем...

Но не долго молодцы гуляли,

Нас скоро поймали

И с братом вместе кузнецы сковали,

И стражи отвели в острог,

Я там жил, а брат не мог:

Он скоро захворал

И меня не узнавал.

А все за какого-то старика признавал.

Брат скоро помер, я его зарыл.

А часового убил.

Сам побежал в дремучий лес

Под покров небес;

По чащам и трущобам скитался

И к вам попался.

Ежели хочешь, буду служить вам,

Никому спуску не дам!

А т а м а н (обращаясь к Эсаулу). Запиши его! Это будет у нас первый воин.

Э с а у л. Слушаю, могучий Атаман! (Обращаясь к Незнакомцу.) Как тебя зовут?

Н е з н а к о м е ц. Пиши — Безобразов!

Атаман снова приказывает Эсаулу взять подзорную трубку и посмотреть, нет ли какой-нибудь опасности.

Э с а у л (заявляет). На море чернедь.

А т а м а н (как бы не расслышав).

Что за черти?

Это — в горах черви,

В воде — черти,

В лесу — сучки.

В городах — судейские крючки —

Хотят нас изловить

Да по острогам рассадить.

Только я их не боюсь,

А сам поближе к ним подберусь.

Смотри верней,

Сказывай скорей.

А не то велю вкатить разиков сто —

Пропадет вся твоя эсаульская служба

ни за что!

Э с а у л (посмотрев снова в трубу). Смотрю, гляжу и вижу!

А т а м а н. А что ты видишь?

Э с а у л. Вижу на берегу большое село!

А т а м а н. Вот давно бы так, а то у нас давно брюхо подвело. (Обращаясь к гребцам.) Приворачивай, ребята!

Все разбойники хором подхватывают и поют песню:

Приворачивай, ребята,

Ко крутому бережочку...

Лодка пристает к берегу. Атаман приказывает Эсаулу узнать,

кто в этом селе живет.

Э с а у л (кричит, обращаясь к публике). Эй, полупочтенные, кто в этом селе живет?

Кто-нибудь из публики отвечает: «Богатый помещик!»

А т а м а н (посылает Эсаула к Богатому помещику узнать).

Рад ли он нам,

Дорогим гостям?

СЦЕНА 3

Э с а у л (выходит из лодки и, подойдя к одному из участников представления, спрашивает). Дома ли хозяин? Кто здесь живет?

П о м е щ и к. Богатый помещик.

Э с а у л. Тебя-то нам и надо!

Рад ли ты нам,

Дорогим гостям?

П о м е щ и к. Рад!

Э с а у л. А как рад?

По м е щ и к. Как чертям!

Э с а у л (грозно). Ка-ак? Повтори!

П о м е щ и к (дрожащим голосом). Как милым друзьям.

Э с а у л. Ну, то-то же! (Возвращается назад и докладывает обо всем Атаману.)

Атаман велит разбойникам идти в гости к Богатому помещику. Шайка подымается и несколько раз обходит вокруг избы с пе¬нием залихватской песни: «Эй, усы! Вот усы! Атаманские усы!..» Кончивши песню, шайка подходит к Богатому помещи¬ку. Атаманом и Помещиком повторяется почти буквально диа¬лог с Эсаулом.

А т а м а н. Деньги есть?

П о м е щ и к. Нет!

А т а м а н. Врешь, есть!

П о м е щ и к. Тебе говорю — нет!

А т а м а н (обращаясь к шайке, кричит). Эй, мо¬лодцы, жги, пали Богатого помещика!

Происходит свалка, и представление кончается.

ПЕТР ИВАНОВИЧ УКСУСОВ

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

(Петр Иванович Уксусов) Петрушка.

Барин.

Барыня (Катерина Ивановна).

Филимошка.

Немец.

Солдат.

Матрена Ивановна.

Ц ы г а н М о р.

Лошадь.

Баран.

Доктор.

Арап.

Черт.

Городовые.

Действующим лицом в некоторых пьесах бывает Шарманщик, вступающий с Петрушкой в разговор.

ПЕТРУШКА, БАРИН И БАРЫНЯ

П е т р у ш к а (за сценой). Приду, приду, сейчас приду... (Выходит.) И вот я пришел. Доброго здравия, господа почтен-ные, здравствуйте. Я прибыл первый, первый раз сюда господ повеселить, посмешить, позабавить и с праздником поздравить. Прогулялся, промотался. Было у меня 6 гривен и рупь остался в кармане.

Б а р и н. Желаешь поступить ко мне во служение?

П е т р у ш к а. Желаю поступить во служение.

Б а р и н. Сколько на месяц жалованья возьмешь?

П е т р у ш к а. Что, барин, пожалуете.

Б а р и н. Первый месяц пуд мякины, второй пуд

веревки, третий двести палок.

П е т р у ш к а. Это будет маловато, барин.

Б а р и н. Будешь стараться, так прибавлю. Бегом!

Налево кругом! Марш!

К а т е р и н а И в а н о в н а выходит и танцует, при этом играет музыка, если она есть. П е т р у ш к а выходит.

Ты зачем пришел?

П е т р у ш к а. Барин, гости приехали.

Б а р и н . Давно?

П е т р у ш к а. Через полчаса времени.

Б а р и н. Самовар наставил?

П е т р у ш к а. Я самовар наставил, да он убежал.

Б а р и н . Куда самовар убежал?

П е т р у ш к а. На вокзал.

Б а р и н . Что ж ты врешь? Разве самовар с ногами,

живой?

П е т р у ш к а. Виноват, барин. Самовар остался, а

кипяток убежал.

Б а р и н. Так и говори. Возьми барыню под ручку. Ступай скорей домой.

П е т р у ш к а. Барыня, потише: здесь лестница крутая, проход узкий. Потише, пупочка, губочка, бу, бу, мамочка.

ПЕТРУШКА И ФИЛИМОШКА

Ф и л и м о ш к а выходит с песней: «Я в Копорье бывал, много - много горечка видал. Гулю, гулю чижичек, как мы были у дружек».

П е т р у ш к а. Ох, какая веселая песенка, откуда ты явился. Что ты продаешь?

Ф и л и м о ш к а. Я не продаю, а песню пою. Здорово, Петрушка.

П е т р у ш к а. Здравия желаю.

Ф и л и м о ш к а. Разве меня не узнаешь?

П е т р у ш к а. Я тебя первый раз вижу.

Ф и л и м о ш к а. Не помнишь наши прежние вре¬мена?

П е т р у ш к а. Какие времена?

Ф и л и м о ш к а. Не помнишь, как мы с тобой по¬гуливали?

П е т р у ш к а. Да где?

Ф и л и м о ш к а. В Москве.

П е т р у ш к а . Что мы там делали?

Ф и л и м о ш к а. Гуляли в Марьиной роще.

П е т р у ш к а . Вот куда мы забрались! В Москву! В Марьиной роще. Что мы там пили?

Ф и л и м о ш к а . Коньяк, шампанское, портвейн, кофе и чай.

П е т р у ш к а (бьет его по голове). Головой не ка¬чай!

Ф и л и м о ш к а . Я на это не сердит. Чем ты меня угощаешь?

П е т р у ш к а . Я тебя угощу. Как тебя звать?

Ф и л и м о ш к а . Меня звать Филимошка.

П е т р у ш к а . Ах, какое хорошее имя — Бара-бошка.

Ф и л и м о ш к а. Не Барабошка — Филимошка.

П е т р у ш к а . Как тебя имя отечески?

Ф и л и м о ш к а . Снемоха.

П е т р у ш к а . Твое дело тут плохо.

Ф и л и м о ш к а . Чем ты меня тут угощаешь?

П е т р у ш к а . Подожди, я тебе сейчас принесу ко¬ньяку. (Уходит.)

Ф и л и м о ш к а (поет). «Дует, дует ветерок...» Наливай давай.

П е т р у ш к а (выходит и бьет его палкой). Вы¬пивай.

Ф и л и м о ш к а . Это я не пью.

П е т р у ш к а . Вот тебе коньяку (бьет его).

Ф и л и м о ш к а . Я не хочу.

П е т р у ш к а. Вот тебе закуска: котлет да рябчи¬ки (бьет).

Филимошка падает.

ПЕТРУШКА И НЕМЕЦ

Н е м е ц . Фонтерлинтенлинтен.

П е т р у ш к а. Ты зачем пришел сюда?

Немец качает головой в знак непонимания.

Здравствуй, здравствуй (качает тоже головой). Что, ты тут целый день кланяться будешь? Говори что-нибудь по-русски.

Н е м е ц. Я немец.

П е т р у ш к а . Перец?

Н е м е ц . Мой говорит по-немецку!

П е т р у ш к а. По-шведску?

Н е м е ц . По-немецку!

П е т р у ш к а . По-турецку!

Н е м е ц. Не по-турецку, по-немецку!

П е т р у ш к а . Как?

Н е м е ц . Шпрехен зи дейтч.

П е т р у ш к а. Иван Андреич.

Н е м е ц. Шпрехен зи дейтч?

П е т р у ш к а. Шпрехен зи дейтч.

Н е м е ц . O ja!

П ет р у ш к а. Я.

Н е м е ц . Jа.

П е т р у ш к а . Нас тут двое, больше нет.

Н е м е ц. Гут морген.

П е т р у ш к а. За что по морде?

Немец. Вас?

П е т р у ш к а. За что меня, не понимаю. Дам тебе -питерски раз.

Н е м е ц. Вас ист дас?

П е т р у ш к а. Вот тебе раз (дерутся и уходит).

Н е м е ц. Куда он ушел? Я ему палкой дам три раза по

голове. (Уходит.)

П е т р у ш к а. Что он тут бормотал? Я спою песенку сейчас. Кому попало, мне здорово попало. (Спрашивает у народа.) Что, мой затылок здесь?

Выходит Н е м е ц с палкой. Петрушка хватается за палку.

П е т р у ш к а. Пусти палку!

Н е м е ц. Не дам.

Петрушка выхватывает палку.

Н е м е ц . Вас?

П е т р у ш к а . Вот тебе раз. (Бьет его.)

Н е м е ц . Донэр вэттер.

П е т р у ш к а . Вот тебе «дерет ветер» (добивает его). Вставай, вставай! Что ж ты спишь? Полно при¬творяться! (Носит, приговаривая.) Огурцы зеленые и поросята.

ПЕТРУШКА И МАТРЕНА ИВАНОВНА

М а т р е н а (за сценой). Матрена придет и гос¬тинца принесет. Матрена придет и сороковку прине¬сет.

П е т р у ш к а . Матрена Ивановна, скорей выходи, а то я все стекла разобью.

М а т р е н а . Кто там?

П е т р у ш к а . Петр Иванович Уксусов.

М а т р е н а . Подожди, сейчас кофе напьюсь.

П е т р у ш к а . Матрена говорила «с картофелем напьется».

М а т р е н а . Здрасте, господа! (Выходит.)

П е т р у ш к а . Здравствуйте, красотка моя. Как вы проживаете?

М а т р е н а. Я слыхала, что ты здесь гуляешь, мо¬таешь, музыка нанимаешь, а мне с деревни письма не присылаешь. Фу.

П е т р у ш к а . Матрена засердилася на меня, про¬сти, больше никогда не буду.

М а т р е н а (подходит). Вставай ты, мне жалко.

П е т р у ш к а . За это я тебе завтра поеду в Петер¬бург и куплю салопы, башмаки, чулки и туфли.

М а т р е н а . Это я люблю.

П е т р у ш к а . Давай поцелуемся за этого. Сахар¬ные губки я закусаю. Матреночка, ступай домой, на¬ставь самовар, а я приду кофе пить.

М а т р е н а. Я без тебя не пойду.

П е т р у ш к а . Пойдем, я тебе провожу. Матре¬ночка, потише: здесь лестница крутая, проход уз¬кий. Потише, губочка, пупочка. Бу, бу, бу, мамоч¬ка.

ПЕТРУШКА И СОЛДАТ

С о л д а т . Что ты здесь шумишь?

П е т р у ш к а . Не я, барин.

Со л д а т. Кто же?

П е т р у ш к а. Музыкант.

С о л д а т . Полно тебе спориться. Велено тебя в солдаты взять.

П е т р у ш к а. Я в жобаки не гожусь.

С о л д а т . Какой «в жобаки» — в солдаты.

Петрушка. У меня гороб есть.

С о л д а т. А где твой гороб? На спине?

П е т р у ш к а. На спине. (Солдат его осматривает) Ты не здесь смотришь. (Бьет его.)

С о л д а т . Ты зачем дерешься? Я принесу ружье и сдам в солдаты.

П е т р у ш к а (плачет). Пропала моя головочка ни за копеечку. Матрена Ивановна, прощай! Колпак с кисточкой пропал.

С о л д а т . Полно плакать, вот тебе ружье.

П е т р у ш к а . Это, барин, палка, не ружье.

С о л д а т . Сперва обучают с палками, а потом с ружьем. Бери!

П е т р у ш к а. Давай.

С о л д а т. На плечо!

П е т р у ш к а. Горячо.

С о л дат. Ты молчи.

П е т р у ш к а. Молчи ты тоже.

С о л д а т. Ровно!

П е т р у ш к а. Марья Петровна!

С о л д а т. Какой ты бестолковый.

П е т р у ш к а. Давай целковый, пойду пропью.

С о л д а т. Налево круг!

П е т р у ш к а (бьет его палкой). Направо вдруг.

С о л д а т. Ты что делал?

П е т р у ш к а. Виноват, барин, я ушел и упал. Простите меня, это первый раз.

С о л д а т. Я тебе первый раз прощаю, а больше этого не сделай. Слушай моей команды.

П е т р у ш к а. Слушаю с пустого кармана.

С о л да т. Какой «кармана» — команды: лево-право, лево-право. Марш!

Петрушка бьет. Солдат падает.

ПЕТРУШКА И ЦЫГАН

Ц ы г а н (поет). Я цыган, дрыган, кошку трогал на порогу. Илорала, илорала.

П е т р у ш к а. О, какой красивый и веселый. Ты зачем пришел?

Ц ы г а н . Я пришел лошади продавать.

П е т р у ш к а . Ты пришел лошадей воровать? По¬пробуй-ка!

Ц ы г а н. Я не пришел воровать, а продавать.

П е т р у ш к а . Какая у тебя есть лошадка?

Ц ы г а н. У меня есть: первая пега, вторая помесь чала, которая головой качала, а третья — грива гус¬тая, а голова пустая.

П е т р у ш к а . Ого! Чисто форсистые лошади. Ско¬лько? Сколько ты просишь за лошадь?

Ц ы г а н . Сто пятьдесят рублей.

П е т р у ш к а. Неужели сто восемьдесят гвоздей?

Ц ы г а н . Не гвоздей, рублей.

П е т р у ш к а. Дрожжей?

Ц ы г а н . Не дрожжей, а рублей.

П е т р у ш к а . Голубей?

Ц ы г а н . Не голубей, а рублей.

П е т р у ш к а . Шестьдесят гр<ивен> с пятаками и <полтора> пятака.

Ц ы г а н. Это мало.

П е т р у ш к а. Цыган, иди сюда, что ты засидел¬ся? Вот тебе сто рублей.

Ц ы г а н . Мало.

П е т р у ш к а. Чтоб тебя разорвало!

Ц ы г а н . Какой ты «разорвало». Это маловато.

П е т р у ш к а . Вот сто восемьдесят.

Ц ы г а н . Давай, барин, задатку.

П е т р у ш к а . Давай сперва лошадку.

Ц ы г а н . По наше цыгански вперед задатку, а по¬том лошадку.

П е т р у ш к а . Что тебе дать — серебра, золота или бумажку? (Уходя.) Я тебе отсчитаю деревяшку.

Ц ы г а н . Дует, дует ветерок... Погуливай, гули¬вай. Никому не скажем.

Выходит Петрушка.

П е т р у ш к а . Считай деньги.

Цыган. Где деньги?

П е т р у ш к а. Вот здесь, считай.

Ц ы г а н. Раз, два, три... А где деньги?

Петрушка бьет его палкой.

Мне таких денег не надо. Бери лошадку, мне не надо задатка.

Петрушка. Ты просишь сто восемьдесят. Вот

тебе триста шестьдесят! (Бьет его.) Вот восемьсот!

(Бьет.)

Цыган уходит и присылает лошадь.

ПЕТРУШКА И ЛОШАДЬ

П е т р у ш к а . Я деньги отдал Цыгану, задатку. Теперь придет лошадка.

Садится на лошадь и разъезжает. Лошадь сбрасывает его и лягает.

ПЕТРУШКА И ДОКТОР

П е т р у ш к а. Мене лошадь свалила. Я умираю, доктора, да франц<узского> доктора. Я умираю. Через три года помру.

Д о к т о р (выходит). Я франц<узский> доктор. Я доктор — лекарь, примошт-аптекарь. Народы величаю, на тот свет их отправляю. Приводят живых, на тот свет отправляю мертвых. Что болит?

П е т р у ш к а. Голова болит.

Д о к т о р (осматривая голову). Это средство маленькое. Дам тебе лекарство: остричь догола, череп снять, кипятком ошпарить, на плиту поджарить... с полена дров ударить, будет голова здоров.

П е т р у ш к а. Это вроде жаркое будет.

Д о к т о р. А где еще болит? (Осматривает его.)

П е т р у ш к а. Пониже, повыше, правей, чуть-чуть левей.

Д о к т о р. Что ты тут мне ерундишь? Встань да покажи.

П е т р у ш к а. Не могу. (Стонет.)

Д о к т о р. Поднимись.

П е т р у ш к а. Тише, тише, доктор, терпеть не могу,

я умираю, умираю! (Стонет.)

Д о к т о р. Покажи, а где болит?

П е т р у ш к а . А где <у> вас болит?

Д о к т о р. Я ведь доктор.

П е т р у ш к а. Я сам доктор!

Д о к т о р. Зачем звал?

П е т р у ш к а. Зачем пришел?

Д о к т о р. Заплатите за мой визит.

П е т р у ш к а. Сколько?

Д о к т о р. Три рубля.

П е т р у ш к а . Ау меня трех копеек нет.

Д о к т о р. Я пойду жаловаться в полицу.

П е т р у ш к а. В больницу?!

Д о к т о р. Не в больницу, а в полицу.

П е т р у ш к а (бьет его палкой). Ступай жаловаться,

ступай.

ПЕТРУШКА, АРАП И ГОРОДОВЫЕ

А р а п . Чимбирибидрим.

П е т р у ш к а . Ты кто? Такой черный, откудова явился?

А р а п. Я арап.

Петрушка. Что ж ты знаешь, когда арап.

А р а п. Я умею арапскую пантомиму представ¬лять.

П е т р у ш к а . Покажи ее.

Арап бьет Петрушку по щекам.

Э, брат, такой пантомиму я лучше представляю. Да¬вай принесу. Я могу песенки спевать да играть.

А р а п . Ну, покажи.

П е т р у ш к а . Я пойду русску скрипку возьму.

А р а п . Покажи, что знаешь.

П е т р у ш к а (бьет его палкой). Я могу по-русски играть.

А р а п . Нет, давай я лучше сыграю. (Старается его ударить.) П е т р у ш к а . Не попал, не попал. Давай-ка я еще попробую. (Убивает Арапа и уходит.)

Г о р о д о в о й. А где скандалист, который прибил человека?

Где он?

П е т р у ш к а (выходит и бьет палкой Городового) Это я!

Г о р о до в о й. Ты что человека прибил?

П е т р у ш к а . Не твое дело. (Бьет его.)

Городово и. Ты что дерешься? Вот тебе по зубам.

Петрушка. Ты мне по зубам, а я тебе по затылку. (Убивает Городового.)

В т о р о й Г о р о д о в о й выходит.

(Таскает Арапа и Городового.) Картофель, огурцы зе-

леные и поросята!

В т о р о й Г о р о д о в о й . Что ты несешь?

П е т р у ш к а . Мешок.

В т о р о й Г о р о д о в о й . Что в мешке?

П е т р у ш к а . Картофель.

В т о р о й Г о р о д о в о й . Покажи.

П е т р у ш к а . Не покажу.

В т о р о й Г о р о д о в о й . Не знаешь, кто я?

П е т р у ш к а . Кто вы?

В т о р о й Г о р о д о в о й . Я городовой.

П е т р у ш к а. Да что ты мне сделаешь?

В т о р о й Г о р о д о в о й. Пойду жаловаться в полицу.

П е т р у ш к а. В больницу?

В т о р о й Г о р о д о в о й . Не в больницу, а в полицу.

П е т р у ш к а. Ты пойдешь жаловаться? (Бьет и прогоняет его.)

ПЕТРУШКА, МУЗЫКАНТ И БАРАН

П е т р у ш к а. Это что такое?

М у з ы к а н т . Это московский баран.

П е т р у ш к а . Что? Это московский болван?

М у з ы к а н т . Это не болван, а баран.

П е т р у ш к а. Что он делает?

М у з ы к а н т. Он ученый.

П е т р у ш к а. Копченый?

М у з ы к а н т. Он живой.

П е т р у ш к а. С бородой? Покататься можно на им?

М у з ы к а н т. Только осторожно.

П е т р у ш к а. Это что висит?

М у з ы к а н т. Это хвост.

П е т р у ш к а. Прохвост?!

М у з ы к а н т. Это не прохвост, а хвост.

П е т р у ш к а. Что такое у него болтается?

М у з ы к а н т. Лапка.

П е т р у ш к а. Бабка?

М у з ы к а н т. Не бабка , а лапка.

П е т р у ш к а. Теперь поеду на им. (Баран его схватывает и уносит.) Тише, тише, не рви рубашку: заплатишь сто пятьдесят рублей и семь гривен.

Уходят. Петрушка стонет.

Вместо барана иногда черт.

назад к списку произведений



Вернуться на предыдущую страницу

Главная|Новости|Предметы|Классики|Рефераты|Гостевая книга|Контакты
Индекс цитирования.