ЛичностиЛермонтовПушкинДельвигФетБатюшковБлокЧеховГончаровТургенев
Разделы сайта:

Предметы:

Введение - "Капитанская дочка" А.С.Пушкин


ОГЛАВЛЕНИЕ

Тема «Капитанской дочки» необычна для русской литературы конца XVIII века – начала XIХ века – крестьянское восстание, воспроизведенное в границах одного из популярнейших жанров во второй половине 20-х — 30-е годы XIX в. в России - исторического романа «в духе Вальтера Скотта».
Целью нашей работы - представить как художническое «движение» Пушкина к «Капитанской дочке», так и те традиции, которые легли в основу его исторического романа. Исследование «исторического романтизма» декабристов показывает, что ему было свойственно сознание «причинных связей истории и объективных законов общественного развития».1 Однако исторические события часто освещались писателями-декабристами в духе романтического толкования исторической личности, да и к прошлому обращались в поисках героя, достойного прославления и подражания. Из истории извлекались образцы национальных героев, которые служили рупором для выражения мыслей авторов. Деятелей прошлого декабристы превращали в своих современников.
Наиболее последовательным проявлением романтических принципов в русской исторической прозе начала 20-х годов были повести А. А. Бестужева «Роман и Ольга», «Изменник», цикл ливонских повестей. Романтические методы использования документальных источников, намеченные в повестях Бестужева, нашли продолжение в романах Лажечникова. «Последний новик», как и два следующих его романа, был результатом основательного знакомства с историческими источниками. Иную функциональную нагрузку несет фактический материал в романе М. Н. Загоскина «Юрий Милославский» (1829). Пушкин приветствовал его в «Литературной газете», сравнивал Загоскина с В. Скоттом и противопоставлял его неумелым подражателям «шотландского чародея». Рецензия Пушкина утверждала историзм романа: «Добрый наш народ, бояре, казаки, монахи, буйные шиши — все это угадано, все это действует, чувствует, как должно было действовать, чувствовать в смутные времена Минина и Авраама Палицына»2
Пушкин приветствовал попытку Загоскина изобразить жизнь народа и решить проблему соотношения правды и вымысла в духе реализма и не заострял внимания на вопросах исторической точности романа.
Но вопрос исторической правды в художественном произведении был поднят Пушкиным в связи с выходом второго романа Лажечникова «Ледяной дом». Этот роман, так же как и «Последний новик», был написан на основе большого числа источников, в том числе и мемуарных, но теперь исторические события стоят в центре повествования. Роман воспроизводил один из трагических периодов русской истории — царствование Анны Иоанновны и борьбу «верховников» во главе с ее кабинет-министром Волынским. Романическая история перемещалась на второй план, становясь средством психологической характеристики героя. Документальные сведения органически сливались с фабулой романа, и романическая интрига «без насилия» входила в историческую среду.
Вот какая литературная ситуация складывалась в то время в России - во время, когда не знали еще «Капитанской дочки». Теоретические формулы Пушкина, высказанные в разное время в связи с романами В. Скотта, Загоскина, Лажечникова и опробованные им самим в «Арапе Петра Великого», будут подтверждены еще раз в «Капитанской дочке». Здесь историзм Пушкина углубляется. Пушкин 30-х годов «мыслит человека в его социальной функции, как проявление исторических закономерностей». Таким образом, исследования документальной основы повестей А. А. Бестужева, первых романов М. Н. Загоскина и И. И. Лажечникова отражают поиски метода, которые нашли свое завершение в историческом романе Пушкина. Все эти повести и романы являются фоном, который сопутствовал «Арапу Петра Великого», а потом и «Капитанской дочке».
Социологизм мышления Пушкина приводил его к последовательному отталкиванию от романтических принципов. Если романтики, предшественники Пушкина, стремились воссоздать историческую обстановку или образ исторической личности, то для Пушкина важно объяснить и то и другое, поставить в определенный историко-социальный ряд. Кроме того, для формирования метода критического реализма у Пушкина большое значение имела почти параллельная работа над «Историей Пугачева» и романом.
В данной работе мы рассмотрим трансформацию исторических событий в пушкинском историческом романе, связь повести с «Историей Пугачева» и докажу, что «Капитанская дочка» написана в лучших традициях русской повести.



Вернуться на предыдущую страницу

Главная|Новости|Предметы|Классики|Рефераты|Гостевая книга|Контакты
Индекс цитирования.